Администрация городского округа Чапаевск

Официальный сайт

Забыли пароль?Регистрация
Пароль будет выслан вам по почте
Пресс-служба  /  Прокуратура информирует  /  Публикация А.Г. Звягинцева из «Российской газеты»: «70 лет назад Суд народов поставил точку в оценке нацистских преступлений Второй мировой войны»
 

Публикация А.Г. Звягинцева из «Российской газеты»: «70 лет назад Суд народов поставил точку в оценке нацистских преступлений Второй мировой войны»

Нынешний год отмечен особой датой. Семь десятилетий назад, осенью 1946 года был вынесен и приведен в исполнение приговор нацистским преступникам, ввергнувшим человечество в трагедию Второй мировой войны. Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений государственного масштаба - преступных деяний правящего режима, его карательных институтов, высших политических и военных деятелей, дал жесткую оценку их пособникам.

Наша страна понесла огромные потери. Эти потери (как людские, так и материальные) несоизмеримо больше, чем потери всех стран антигитлеровской коалиции вместе взятых. Советский Союз потерял убитыми почти 27 млн человек. Из них около 16 млн составили мирные жители. Для сравнения, Франция потеряла гражданского населения 412 тыс., Великобритания - около 92 тыс., США - 3 тыс. Большинство советских людей погибли на оккупированной территории, в концлагерях, на принудительных работах. Фашисты отправили в рабство почти 5 млн наших соотечественников. К людским потерям следует добавить и то, что после войны в СССР рождаемость сократилась почти на 16%. Таким образом, общие (прямые и косвенные) демографические потери страны приближаются к 50 млн человек.

На территории СССР нацисты полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов, более 70 тысяч сел и деревень, свыше 6 млн зданий, лишили крова около 25 млн человек. Колоссальные разрушения были нанесены промышленности, сельскому хозяйству, транспорту, медицинской и социальной сферам. Уничтожено 1670 православных церквей, 237 римско-католических, 532 синагоги. В огромных масштабах расхищены культурные ценности, уничтожены исторические памятники. Общая стоимость материальных потерь, понесенных Советским Союзом, выражается в астрономических цифрах. Да и можно ли все оценить…

Я очень давно, еще с 60-х годов, занимаюсь темой Нюрнбергского процесса, подготовил несколько книг и в качестве сценариста участвовал в создании 4 документальных фильмов. Думаю, это дает мне право изложить основные, на мой взгляд, факты и соображения по теме.

Доводы главного обвинителя от СССР Романа Руденко были неоспоримы и легли в основу приговора главарям нацистской Германии.

Из рассекреченных ныне документов следует, что советское правительство еще в конце 1941 года поставило перед союзниками вопрос об ответственности германского правительства и командования за совершаемые ими преступления на территориях, временно оккупированных вермахтом. Созданная указом Президиума Верховного Совета СССР Чрезвычайная государственная комиссия собрала множество материалов, уличающих гитлеровцев в уничтожении миллионов мирных жителей, в том числе детей, женщин и стариков, в бесчеловечном обращении с военнопленными, в разрушении городов, сел, памятников старины и искусства, угоне в немецкое рабство миллионов людей.

Однако идея международного судебного процесса над главными немецкими военными преступниками утвердилась в антигитлеровской коалиции не сразу. Например, премьер-министр Великобритании У. Черчилль говорил, что нацистская верхушка должна быть казнена без суда. Похожие идеи существовали и по другую сторону Атлантики. В марте 1943 года госсекретарь США Хэлл заявил на обеде, где присутствовал и посол Великобритании в США лорд Галифакс, что предпочел бы "расстрелять и уничтожить физически все нацистское руководство".

Еще проще смотрели на эту проблему некоторые военные. К примеру, 10 июля 1944 г. американский генерал Дуайт Эйзенхауэр предложил расстреливать представителей вражеского руководства "при попытке к бегству". Высказывались также мысли полностью уничтожить весь немецкий Генеральный штаб, весь личный состав СС, все руководящие звенья нацистской партии вплоть до низовых.

Тогдашний Президент США Франклин Рузвельт не только не возражал соратникам, но фактически их поддерживал. 19 августа 1944 г. он заметил: "Мы должны быть по-настоящему жесткими с Германией, и я имею в виду весь германский народ, а не только нацистов. Немцев нужно либо кастрировать, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они забыли и думать о возможности появления среди них людей, которые хотели бы вернуть старые времена и снова продолжить то, что они вытворяли в прошлом". По данным социологического опроса 1945 года, 67% граждан США выступали за скорую внесудебную расправу над нацистскими преступниками, фактически за линчевание. Англичане также горели жаждой мести и, по замечанию одного из политиков, были в состоянии обсуждать лишь место, где поставить виселицы, и длину веревок.

Вот такая судьба, возможно, ожидала бы Германию, если бы не твердая позиция Советского Союза.

Руководство СССР оказалось гораздо дальновиднее и мудрее многих западных политиков, выступив за юридическую процедуру наказания военных преступников. Когда Черчилль пытался навязать Сталину свое мнение, тот твердо возразил: "Что бы ни произошло, на это должно быть... соответствующее судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам!"

Долгое время никто не знал, что стало с прахом казненных. Пепел тайно развеяли над рекой Изар.

С 17 июля по 2 августа 1945 г. работала Потсдамская (Берлинская) конференция глав правительств СССР, Великобритании и США. На ней решались проблемы послевоенного устройства Европы. Там были приняты важные решения о демилитаризации и денацификации Германии и, среди прочего, о наказании военных преступников. 8 августа 1945 г., т.е. через три месяца после Победы над фашистской Германией, от имени правительств СССР, США, Великобритании и Франции в Лондоне было подписано Соглашение об организации суда над главными военными преступниками. В дальнейшем к Соглашению присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Членами Трибунала были назначены: от СССР - заместитель председателя Верховного Суда СССР И.Т. Никитченко, от США - бывший генеральный прокурор Ф. Биддл, от Великобритании - главный судья лорд Дж. Лоренс, от Франции - профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр. Каждая из четырех стран-учредителей Лондонского соглашения направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников. Советскую делегацию возглавил Роман Андреевич Руденко, занимавший в то время пост прокурора Украинской ССР.

Процесс начался 20 ноября. Суду были преданы 24 главных нацистских преступника с их идеологией и практикой национальной исключительности, расизма, насилия. Но трое из них не оказались на скамье подсудимых: Лей до начала суда покончил жизнь самоубийством, Крупп был признан неизлечимо больным, а скрывшегося Бормана судили заочно.

Год длились судебные заседания, были исследованы тонны документов, просмотрены кипы фотоматериалов и километры кинопленок, опрошены тысячи свидетелей. Суд народов вынес свой вердикт: идеология фашизма несовместима с человечностью, его преступления не могут быть прощены и потому не имеют срока давности.

Мне не один раз довелось бывать в Нюрнберге, в здании, где судили нацистских преступников. Я проводил там в зале 600 - том самом, где проходили заседания, занятия со школьниками и студентами, будущими немецкими судьями и прокурорами. И они с большим интересом слушали рассказы о Нюрнбергском процессе. В ходе работы над новым документальным фильмом о процессе президент Нюрнбергского суда Петер Кюсперт сказал мне: "Я подтверждаю юридическую чистоту Нюрнбергского процесса. Я думаю, что это был очень справедливый процесс. Обвинители собрали много тысяч документов. В процессе было заслушано в общей сложности более 400 свидетелей".

В частности, подсудимым предоставили защитников из немцев, которым платили по тем временам хорошие деньги. Они располагали услугами 27 адвокатов (причем многие из них были в прошлом членами нацистской партии), им помогали 54 ассистента-юриста и 67 секретарей. Подсудимые имели возможность знакомиться со всеми документами, которые представлялись на процессе, причем в переводе на немецкий язык. Все они понимали, что говорится на процессе: был организован синхронный перевод на четыре языка - английский, французский, русский и немецкий. Подсудимые могли представлять свидетелей. Причем количество свидетелей со стороны защиты подсудимых было в два раза больше, чем со стороны обвинения. В целом на защиту было потрачено в три раза больше времени, чем на обвинение. Достаточно сказать, например, что один только Геринг, которого называли "наци № 2", выступал на процессе почти два дня.

Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано 60 тыс. пропусков, в т.ч. часть из них получили немцы. Печать, радио, кино дали возможность миллионам людей во всем мире следить за ходом процесса. Именно для этой цели представителям средств массовой информации была отведена большая часть мест в зале заседаний - 250 из 350. Нюрнбергский процесс был, действительно, судом, а не политическим судилищем победителей.

Многие из членов советской делегации могли бы и сами свидетельствовать о фашистских злодеяниях. Например, Йосиф Гофман, который был адъютантом и личным телохранителем Р. Руденко, за 5 месяцев до смерти, в ноябре 2014 года в Полтаве во время съемки документального фильма о Нюрнбергском процессе со слезами на глазах рассказал, как ему довелось освобождать польский город Люблин, рядом с которым находился лагерь Майданек. Приведу дословно его слова: "На территории лагеря еще дымились костры, на которых горели человеческие тела. Шесть газовых камер, в каждой помещалось более тысячи человек, не успевали сжигать трупы. Заключенные рассказывали нам, что золу фашисты потом собирали и выращивали на ней овощи. Мои сапоги в Майданеке стали белыми от человеческого пепла. Вся территория была покрыта золой человеческой…".

Советские обвинители представляли доказательства не только по преступлениям, совершенным против СССР, но и против Чехословакии, Польши, Югославии, Греции, а также о преднамеренном убийстве 50 пленных офицеров британского воздушного флота, бежавших в марте 1944 года из лагеря в Сагане (их расстреляли после поимки по прямому приказу Гитлера). Выступления Руденко на процессе были убедительными, юридически выверенными, доказательными. Он сумел подняться до философских высот осмысления мировой трагедии. Разоблачал сущность фашизма, людоедские планы уничтожения целых государств и народов, непреходящую опасность идей национального превосходства. Доводы советского обвинителя легли в основу признания агрессивной войны тягчайшим преступлением.

"Наци № 2" Герман Геринг (слева) проглотит ампулу с ядом, а заместитель фюрера по партии Рудольф Гесс проведет жизнь в тюрьме Шпандау.

Надо отметить, что Руденко умел ладить с людьми. Так, поначалу его отношения с американским обвинителем Джексоном были довольно напряженными - тот все время пытался демонстрировать, что он тут главный. Ведь Нюрнберг находился в американской оккупационной зоне. Руденко вел себя сдержанно. А потом их отношения потеплели. Все изменил один случай.

Зимой Руденко доложили, что американские солдаты греются у костра, разжигая пламя документами, предназначенными для трибунала! Роман Андреевич, конечно, возмутился, поставил в известность Джексона. Джексон был в шоке и ожидал скандала. Но Руденко посмотрел документы, увидел, что они малозначительные, и не стал поднимать шум. Джексон оценил это. И с тех пор, как мне рассказывал Мориц Фукс, личный охранник Джексона, его шеф с удовольствием приходил в гости к Роману Андреевичу в его дом, и они подолгу что-то обсуждали.

В декабре 1945 года произошло событие, которое чуть не поссорило две делегации серьезно. Около 12 часов ночи к Гранд-отелю подъехал "Хорьх", который обслуживал советскую делегацию. Неожиданно к машине подбежал человек и открыл стрельбу. Погиб шофер - советский сержант. Перед смертью он успел сказать: на стрелявшем была американская форма.

Но кто же был убийца? Кто устроил провокацию с целью рассорить главных обвинителей от СССР и США? Желающих было много. Например, уцелевшие эсэсовцы. Они не раз грозились проникнуть в зал суда и взять в заложники обвинителей и судей. По этой причине шторы в зале были всегда плотно задернуты, а заключенных доставляли по подземной галерее... Установить убийцу так и не удалось.

Неоспоримым доводам советского главного обвинителя добавил убедительности и блестящий тактический ход: появление на процессе в качестве свидетеля фельдмаршала Паулюса, которого удалось доставить незаметно в зону американской оккупации, в город, кишевший сотрудниками разных спецслужб! Все в Германии, да и в мире считали, что Паулюс мертв. Ровно за три года до этого, 3 февраля 1943 г. в Третьем рейхе был объявлен национальный траур. У гроба Гитлер произнес проникновенную речь о подвигах погибшего под Сталинградом Паулюса. Похоронен был Паулюс как герой. И в его гроб Гитлер лично положил бриллиантовый маршальский жезл. Но гроб был пуст. Для Рейха Паулюс умер, но он жил в России. Его берегли для судебного процесса над главными нацистскими преступниками.

Идея о тайной доставке Паулюса из России в Нюрнберг принадлежала в том числе и Руденко. Допрос Паулюса был чрезвычайно важен. Он мог лично подтвердить, что план нападения на Советский Союз "Барбаросса" был разработан задолго до июня 1941 г. Ведь нацисты утверждали, что угроза исходила от СССР и они просто упредили удар.

Когда председатель Трибунала Лоуренс спросил у Руденко: "Сколько времени потребуется вам, чтобы доставить Паулюса из Москвы в Нюрнберг?" Ответ был: "Я думаю, что несколько минут". Зал буквально замер...

Для Руденко настал момент истины. Он понимал: одно дело для Паулюса давать показания в Москве, и другое дело - в Нюрнберге, перед лицом своих бывших подельников. Если бы Паулюс заявил, что он не подтверждает те показания, которые давал в Москве, Руденко мог бы заплатить за такой провал своей головой. Но Паулюс был тверд и подтвердил все свои показания. Это вызвало среди подсудимых, особенно у Геринга, ужас, растерянность и ненавистную злобу.

Впереди - финальная битва. Но происходит непредвиденное. 5 марта 1946 г. в американском Фултоне У. Черчилль произнес короткую речь. Всего 15 минут, но они перевернули мир. Главный тезис - "Коммунизм - угроза Западу. С ним надо бороться". Это был сигнал к началу "холодной" войны, к возведению "железного занавеса".

На скамье подсудимых в Нюрнберге сразу воцарилось радостное возбуждение. Геринг прямо заявил: "Ну вот, теперь-то мы их разобьем!" Три дня в комнате судей царило тягостное молчание. Никто не понимал, как вести процесс дальше. Но здравый смысл взял верх. Все забыли про политику, понимали, что иначе нацисты могут уйти от наказания.

Суд народов вынес свой приговор. Большинство обвиняемых было признано виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Были объявлены преступными главные звенья государственно-политической машины нацистской Германии, доведенные фашистами до дьявольского идеала.

Геринг, узнав о речи Черчилля в Фултоне, радостно воскликнул: "Ну вот, теперь-то мы их разобьем!"

После Нюрнбергского трибунала прошел еще ряд процессов. Они уже не были международными. Одним из них был процесс по "делу айнзатцгрупп". На начальном этапе войны за войсками вторжения на территорию Польши и СССР шли специальные подразделения, известные как айнзатцгруппы СС. Их задачей было уничтожение тех, кто "мог представлять угрозу для нацистской Германии". Они просто истребляли евреев, цыган и других "недочеловеков", не щадя ни женщин, ни детей. Только за два года айнзатцгруппы СС уничтожили более миллиона человек.

На этом процессе главным обвинителем выступал американец Бенджамин Ференц. Ему тогда было всего 27 лет. Я встречался и беседовал с ним в Нюрнберге, теперь ему уже за 90 лет. "Считал и считаю, что уроки истории, преподанные нам в Нюрнберге, могут иметь смысл только в том случае, если они будут использованы для предотвращения подобных преступлений в будущем", - сказал он мне. На вопрос, что более всего запомнилось ему, он ответил: "Во время процесса мне не столько запомнилось, сколько поразило отсутствие у подсудимых и намека на раскаяние, на сострадание к миллионам убитых и замученных людей... Это я никогда не забуду".

Державы - участницы антигитлеровской коалиции и страны, подвергшиеся нашествию, на протяжении многих десятилетий судили тысячи нацистов и их пособников. По данным на 1987 г., в СССР было осуждено 17 175 человек, Чехословакии - 16 000, Австрии - 13 625, ГДР - 12 874, ФРГ и Западном Берлине - 6465, Польше - 5385, Франции - 4891, Нидерландах - 204, Дании, Норвегии, Бельгии, Люксембурге вместе взятых - 303. В США было осуждено 1517 человек. Американская военная юстиция провела в послевоенное время в том же Дворце правосудия в Нюрнберге еще 12 процессов против 176 генералов, хозяев монополий, дипломатов, врачей-изуверов. В английской зоне оккупации прошла череда судов над бывшими служителями концлагерей. Более 500 процессов провели сами англичане, в том числе суд над фельдмаршалом Эрихом Манштейном, 275 - австралийцы и 5 - канадцы. Всего в западных зонах через суды прошли 5025 человек, 806 из них были приговорены к смерти, казнены 486 осужденных.

Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не должны рассчитывать на безнаказанность и игнорировать волю народов, опускаться до двойных стандартов.

Однако многое еще предстоит сделать в развитии эффективного международного инструментария в борьбе с международными преступлениями. Например, стоит задуматься над тем, почему из 192 государств-членов ООН - 137 (или более двух третей) до сих пор не являются участниками заключенной в 1968 году Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.

Уроки Нюрнберга особенно злободневны сейчас, когда высокие идеи международного правосудия стали нередко разбиваться о блоковое мышление, политические предубеждения, национальный эгоизм, а порой и вовсе дискредитироваться порочной практикой деятельности некоторых действующих сегодня органов международного уголовного правосудия.

Нельзя не сказать и о том, что политические и правовые реалии позволили многим нацистским преступникам уйти от ответственности. Не так давно в США был опубликован скандальный доклад о жизни многих деятелей Третьего рейха, нашедших после войны прибежище в Америке. Перебравшиеся за океан фашисты и их пособники, как выяснилось, были очень востребованы в ЦРУ и военно-промышленном комплексе. Сколько всего нацистов перетекло после войны в США, не называется, но дается понять - счет идет на тысячи. И это не первое свидетельство того, что "цитадель демократии" на протяжении многих лет укрывала немало нацистских преступников.

Грязная история с укрыванием нацистов стала широко известна благодаря докладу юристов из минюста США, публикации которого очень долго сопротивлялись власть имущие в Вашингтоне. Работу над докладом организовал старший юрист Марк Ричард, убедивший в 1999 году коллег рассказать о "критической странице" в истории США (и надо отдать должное гражданскому мужеству этого человека). Спустя шесть лет работа была завершена, но опубликовать ее не разрешили. Только благодаря адвокату Д. Собелу, подавшему иск в суд, минюст США предоставил копию доклада, из которого предусмотрительно исключил около тысячи страниц. Однако газете "Нью-Йорк таймс" удалось раздобыть полную версию доклада. В самом минюсте лишь заявляют, что доклад не завершен и полон фактических ошибок, но каких именно ошибок - не уточняют.

Напрашивается вопрос: сколько же и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые стали бы прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов

Начальник управления имперской безопасности Эрнст Кальтенбруннер и начальник штаба Вермахта Вильгельм Кейтель (справа) за обедом.

С сожалением приходится констатировать, что рецидивы прошлого в наши дни во многих странах звучат все чаще и чаще. Появились глубокие трещины по границам культур, цивилизаций. Более того, возникло новое масштабное зло - терроризм, быстро выросший в самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности, намеренное игнорирование международного и национального права, полное пренебрежение ценностью человеческой жизни. Неожиданные атаки, цинизм, массовость жертв терроризма сеют страх и ужас в странах, которые, казалось бы, хорошо защищены от любой угрозы.

В самой опасной, международной, разновидности это явление направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно обеспечить твердую и последовательную борьбу с этим злом, подобно тому, как сделал семьдесят лет назад в отношении германского фашизма Международный военный трибунал в Нюрнберге.

На международной арене сейчас модно говорить о борьбе с безнаказанностью. Но когда дело доходит до практики, то широко применяются двойные стандарты по известному принципу и высказыванию одного американского президента прошлого столетия: "Да, он сукин сын, но он наш сукин сын!"

Деятельность Международного военного трибунала в Нюрнберге нередко называют "нюрнбергским эпилогом". В отношении казненных главарей "третьего рейха" и распущенных преступных организаций эта метафора вполне оправданна. Но зло фашизма и его различные проявления, как видим, оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в эйфории Великой Победы. Ошибочно считать, что история фашизма прервется со смертью последних военных преступников. Если человечество сейчас не ударит в набат, его ждут не лучшие времена - история двигается по спирали. Загляните в Интернет - там есть весьма популярные сейчас сайты, которые воспевают фашизм и романтизируют СС. А о Нюрнбергском процессе и его выводах уже мало кто знает. К великому прискорбию, у людей нет врожденного иммунитета к нацизму и экстремизму.

Время - суровый судья. Оно абсолютно. Не будучи детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, - будь то конкретный человек или целые народы и государства. К сожалению, стрелки на его циферблате никогда не показывают человечеству вектор движения, зато, неумолимо отсчитывая мгновения, время пишет роковые письмена тем, кто пытается с ним фамильярничать.

Свою заключительную речь Роман Руденко произнес 30 июля 1946 года - в день своего рождения. Суд удалился на совещание. Оно длилось целый месяц. 1 октября 1946 года было завершено оглашение приговора Международного военного трибунала. Двенадцать подсудимых приговорили "к смертной казни через повешение": Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно). Семерых: Гесса, Функа, Деница, Редера, Шираха, Шпеера, Нейрата - к пожизненному и другим срокам лишения свободы. Троих нацистов: Шахта, Папена, Фриче - оправдали. Оправданные отказались покидать тюрьму - на улице бушевала разъяренная толпа, требовавшая и для них сурового приговора. Их поселили на третьем ярусе, в камерах с открытыми дверьми.

Осенью прошлого года я посетил эту Нюрнбергскую тюрьму в очередной раз. Меня сопровождал инспектор юридической службы исполнения наказаний господин Франк Эдельман. Благодаря его стараниям мне показали многие малоизвестные места этого узилища. Господин Эдельман провел меня той дорогой, по которой подсудимых в 1945-1946 годах конвой доставлял в зал № 600, а затем показал последний путь приговоренных к эшафоту.

Когда мы вышли во внутренний двор и я обратил внимание на обрубленную стену, он посмотрел на меня и сказал:

- Да, когда-то здесь, где теперь обрезанная стена, стояло то самое знаменитое четвертое крыло тюрьмы. В нем содержались нацистские преступники. В 80-х годах его снесли. А вот там, где возвышается труба, находился спортзал - в нем казнили приговоренных.

Рано утром 16 октября 1946 года приговоренных казнили, а затем кремировали. Долгое время никто не знал, что стало с прахом казненных. Скрывали намеренно - опасались, что захоронение станет местом паломничества неонацистов. Поэтому пепел тайно развеяли над рекой Изар.

Я нашел это место. Вместе со съемочной группой мы приехали туда. По перекинутому через реку мосту беззаботно прогуливались молодые люди. Ярко светило осеннее солнце и пели птицы. И ничто не напоминало о тех далеких и тревожных днях.

Ссылки

Страница создана: 14.11.2016  |  00:00

Страница изменена: 14.11.2016  |  08:30